Невидимая битва

Невидимая битва

0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Мир биоэкотехнофашизма и его лоббисты

Илья ТИТОВ. Андрей Ильич, на Постзападе «зелёную повестку» и концепции Шваба критикуют чаще всего исследователи и аналитики, так сказать, не из мейнстрима. Есть ли исключения?

Андрей ФУРСОВ. Исключения есть, и их немало. Ограничусь одним примером. В США работает очень известный экономист Бранко Миланович, автор книг «Капитализм в одиночестве» (Capitalism Alone), «Глобальное неравенство» (Global Inequality) и др., а также большого количества статей, в том числе в официозе ультраглобалистов журнале Foreign Affairs. То есть он ни в коем случае не маргинал, не критик системы. Тем не менее в конце 2021 года в своей рассылке он предложил свою картину того, как будет выглядеть новый нормальный «зелёный мир» (на моём языке это мир биоэкотехнофашизма), и эта картина имеет прямое отношение к проблеме Мета-вселенной.

Миланович пишет, что сейчас 10% мирового населения, т.е. самые богатые, ответственны за выброс 46–47% парниковых газов (напомню, что недавно на так называемый Климатический саммит прилетели представители мировой верхушки на 400 частных самолётах, которые отравили атмосферу так, как её отравляет средний американец за год!) и потребляют огромную часть мирового валового продукта.

Действительно, возьмём США. При 4% мирового населения они потребляют 40% создаваемого в мире продукта. То есть они «проедают» в 10 раз больше, чем это должно быть. Понятно, что это средняя цифра и «проедают» прежде всего верхи. Миланович пишет: «Есть два способа сокращения потребления. Нормирование, которое касается всех: сверху донизу». То есть столько-то литров бензина (на одного), столько-то килограммов мяса в месяц, столько-то киловатт электроэнергии. Понятно, что возникнет «чёрный рынок» в мировом масштабе, но богатая верхушка сокращать своё потребление не станет ни в коем случае. Они постараются заставить сделать это других — низы и средние слои, «мидлов». Поэтому, согласно Милановичу, будет реализован, скорее всего, второй вариант: введение налогов на якобы опасные для климата товары и услуги, например, на добычу нефти, газа. Причём налоги эти будут и для лиц, и для стран.

Ясно, что ударит это прежде всего по бедным и особенно по средним слоям. В зависимости от страны доля мидлов в населении различна. В США и богатых странах Европы это примерно 50%, в РФ — не более 10%. Так что сила удара будет различаться в зависимости от слоя, а также от конкретной страны. Особенно плохо будет слаборазвитым странам. Например, Мексике, Алжиру или Нигерии предлагается платить огромные налоги. Если они их уплатят, то всё, что они заработают на продаже нефти, уйдёт в ноль. Если же они не станут продавать нефть, то влетят в кризис, начнутся бунты и т.д.

Далее, если будут введены налоги, о которых идёт речь, рухнет туризм, а с ним — гостиничный бизнес, а вместе с ним — авиаперевозки. Кстати, в 2020 году они сократились на 60%. Если сократятся авиаперевозки, значит, «прощай, авиастроение». И конечно, «прощай, города», живущие за счёт туризма. Например, Флоренция. Многие города Европы (да и не только Европы) станут похожи на то, что изображал на своих картинах французский художник XIX века Юбер Робер. Например, картина «Воображаемый вид галереи Лувра в руинах» или развалины других европейских городов в будущем.

Чтобы люди, отмечает Миланович, «быстрее подчинились психологически, их локдаунами будут загонять де-факто под домашний арест». Он так и пишет, что COVID-ные локдауны — это приучение пролов, вообще бедноты, а также середняков к скудной жизни в мире будущей «зелёной» экономики, в мире, который, согласно Швабу, станет для большинства «большой Патагонией».

Вообще, мир «зелёной» экономики — это на самом деле реализация одной из версий мира фэнтези. Причём вовсе не в буколическом варианте «Властелина колец» Дж. Р. Р. Толкина, а в суровом варианте мира «Игры престолов» Дж. Р. Р. Мартина или «Колеса времени» Р. Джордана. По планам ультраглобалистов, сидящим дома без работы людям дадут базовый доход, чтобы не бунтовали, и погрузят в виртуальную реальность. Ухудшение здоровья вынудит людей покупать лекарства в режиме нон-стоп и таким образом платить дань Биг Фарме.

Кроме виртуальных «зрелищ» обеспечат «хлеб», т. е. еду, но либо просто искусственную, либо из насекомых, червей и т. д. Кстати, в ЕС уже одобрили производство продуктов из насекомых. А в США на День благодарения в 2021 году впервые лепили индюшку из сои. Я уже так и вижу: понедельник — без мяса, «скорпионные вторники», «соевые среды». Но нужны ещё и зрелища, в которые человек погружается, и чтобы при этом он сидел у себя дома, отучаясь от нормальных социальных контактов, а следовательно — от кооперации в борьбе за свои права.

Есть ещё одна причина заявки на Мета-вселенную. Думаю, это ответный ход, хотя и заранее спланированный, на давление на эксистов со стороны государственной бюрократии и финансиалистов.

— Поясните, пожалуйста, кто такие «эксисты»?

— «Эксистами» (от англ. слова access — доступ) называют владельцев крупных социально-информационных платформ, которые контролируют основные средства производства посткапиталистического строя: информационные потоки, социальные сети, индивидуальное и групповое поведение (через навязываемые потребности, цели, мнения). Эксисты стремятся закрепиться на вершине пирамиды глобальной экономики. Именно они — главный враг промышленного капитала, той части финансового сектора, которая этот капитал обслуживает, и госбюрократии.

Следующий за эксистами этаж пирамиды — финансиализм (не путать с традиционным финансовым капиталом ХХ века). Это взбесившиеся финансы, которые уже вовсе не деньги, а нечто иное. Дальше идёт то, что З. Бжезинский называл технотроникой, затем — промышленность и аграрный сектор. В лозунге Трампа «сделаем Америку снова великой» «великая Америка» — это промышленная Америка 1930–1980-х годов. Трампизм — это попытка промышленного капитала, связанных с ним финансовых и госбюрократических групп вернуть утраченные позиции. Финансиалисты, наднациональные бюрократии и эксисты их подвинули. Однако сразу после антитрамповского госпереворота я написал, что теперь между победителями начнётся схватка за то, кто будет главным в победном «треугольнике». Уже летом 2021 года финансиалисты и бюрократии начали наступление на эксистов — институциональное и пропагандистское, — например, кампанию против Цукерберга: так сказать, широко шагает, пора и унять молодца. Объявление Мета-вселенной — это ответный ход, это империя эксистов наносит ответный удар.

Госбюрократии на Постзападе и в Китае хорошо поняли, что цифровизация — это прямая и явная угроза государству, их позициям. Поэтому, например, в Китае само государство стремится превратиться в субъект цифровизации, не уступая площадку тем, кто пытается стать местным эксистом.

— Что касается борьбы между победителями Трампа, нужно вспомнить о том, что в самом конце ноября 2021 года ушёл с поста главного исполнительного директора «Твиттера» Джек Дорси, т.е. тот, кто, по сути, символически уничтожил Трампа. И ушёл он не просто так. Ушёл он, по всей видимости, заниматься криптовалютными биржами. Очень многие ориентировались на него как на видного инвестора. И вот он покинул одну из крупнейших, влиятельнейших ИТ-компаний мира ради того, чтобы заниматься финансами завтрашнего дня…

— Финансы завтрашнего дня — это, очень упрощённо, то, что эксисты готовы противопоставить финансиализму. Короче говоря, есть финансовый капитал, есть финансиализм и то, что можно назвать финансами завтрашнего дня, связанными с эксизмом. Разворачивается совершенно фантастическая борьба за власть с помощью новых технологий. И, к сожалению, в мире очень мало тех, кто понимает, что реально происходит, — неосознанность происходящего. А ведь многое из этого было спрогнозировано Лемом в «Сумме технологии», разумеется, насколько это можно было спрогнозировать в 1960-е годы.

То, что вы сказали по поводу «Твиттера» и ухода в криптовалюты, очень интересно. Идёт жестокая борьба, причём с традиционной точки зрения она почти что невидима. Ну или видима, как мечи джедаев: что-то там сверкает. Мне интересно, когда к этому в полном масштабе присоединятся спецслужбы и криминальные синдикаты.

— В последние месяцы вдруг не то чтобы исчез из повестки, но как-то отошёл на второй план вопрос пандемии.

— Это естественно. Хотя вовсе нельзя исключить второго пришествия пандемии, в принципе теперь те задачи, которые, согласно планам ультраглобалистов, должна была решить объявленная пандемия, решают с помощью энергетического кризиса (а значит, активизация «зелёной повестки») и продовольственного кризиса (а значит, насильственный перевод низов и мидлов на «экологичную» еду из насекомых, червяков и прочей гадости). И хотя время от времени жулики из Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) и их агентура на местах пытаются вбрасывать страшилки про новые, ещё более страшные штаммы, это всё уже не то. После истории с омикроном и публикации в лондонском журнале The Economist в конце 2021 года эффект не тот.

— Что вы имеете в виду?

— Статья в The Economist называлась «Пандемия исчезнет в 2022 году». Словом «исчезнет» я перевёл исходное will fade away — дословно: растает, угаснет. Журнал принадлежит отчасти Ротшильдам, отчасти Фабианскому обществу и является не средством информирования, а идейно-политическим органом, формулирующим установки, которые выражают интересы части мировой верхушки. Появление установочной статьи означает: дальнейшее продолжение пандемии, по крайней мере, в том виде и в тех масштабах, в которых это имело место с весны 2020 года по осень 2021 года, нежелательно, не соответствует интересам тех могущественных сил, которые стоят за когда-то очень приличным журналом The Economist.

Почти одновременно с публикацией этой статьи прорезался Гейтс: он тоже заявил, что в 2022 году пандемия, скорее всего, закончится. ВОЗ, кстати, открещивается от того, что это она объявила пандемию. Теперь их официальная позиция такова: мы ничего не объявляли, а лишь в неформальном порядке предупредили, а всё, что сделано, это сделано правительствами конкретных стран.

Всё это ложь, мы прекрасно помним, как ВОЗ объявила пандемию. Кстати, мы помним, как мерзавец Боррель пытался и давить на А.Г. Лукашенко, и уговаривать, суля 60 млрд долларов, чтобы тот присоединился к антиковидным мерам и не проводил парад в Белоруссии. И вот с пандемией — при всех реальных больных и умирающих (этого никто не отрицает), дан «задний ход». Следствие окончено — забудьте. Возможно — на время. На время войны. Во время войны, как известно, эпидемии редки, зато после войны… После эпидемии доделывают то, что не доделала война. Случай с «испанкой» — классика.

— Что же произошло?

— Мы можем только догадываться. Причин может быть несколько. Во-первых, на пандемии быстро и сильно разбогатели определённые сегменты мировой верхушки, что слишком улучшило их «сделочную позицию» в борьбе за посткапиталистическое будущее в ущерб другим сегментам или просто нарушило некое равновесие. Во-вторых, сопротивление людей оказалось намного сильнее, чем ожидалось. В-третьих, возможно, уже планировалось сделать так, чтобы Россия не могла избежать военного конфликта, и было решено пандемию и войну не комбинировать, а сделать ставку на локальную войну с внелокальными последствиями как средство решения не только геополитических, но и широкомасштабных системно-исторических задач создания «новой нормальности». Решили — и появилась установка в The Economist. А чтобы снизить бенефициарам пандемии возможность увернуться, был запущен омикрон.

— Как вирус мог сыграть роль в игре против бенефициаров пандемии?

— Вирус не мог, а антивирус, коим, по-видимому, оказался омикрон, мог. Ещё в середине декабря 2021 года А.Ю. Попова с удивлением отметила, что штаммом омикрон заболевают во всех странах, причём все, кто делал любые прививки от ковида, тогда как летальных исходов при этом практически нет. А в январе 2022 года уже Гейтс, причём с сожалением, которого не смог скрыть, заявил, что, по-видимому, омикрон действует как вакцина, т.е. как антивирус; поэтому, «предположил» Гейтс, следующая пандемия будет уже не коронавирусной, но ещё более страшной (это его любимая «песня»).

Я согласен с теми аналитиками, которые считают, что омикрон мог быть сознательно запущен (причём практически одновременно в большинстве стран мира) как средство «подсечь», хотя бы частично, пандемию. Однако в любом случае евросоюзовское начальство уже поспешило принять законы и об обязательном к 1 июля 2022 года «зелёном паспорте» COVID, и об обязательной вакцинации: эпидемия, не эпидемия — вакцинируйся, причём не один раз. В апреле этого года Обама в выступлении официально признал: «Мы провели клинические испытания вакцины на миллиардах людей во всём мире».

И тем не менее на данном этапе в плане создания нового мирового порядка тумблер «социальная катастрофа» переключён с «пандемии» на «войну», и энергетический кризис, который она может вызвать, будет использоваться как средство раскручивания «зелёной повестки», климатобесия. Последнее могут использовать полифункционально: и как средство деиндустриализации, и как средство сокращения населения, и как средство снижения уровня потребления и рационирования продовольствия, и как средство ужесточения социального контроля.

Например, в Италии начинают развёртывать систему «социального кредита», направленную на контроль «правильного человеческого поведения в связи с изменением климата» глобальным потеплением, якобы вызванным деятельностью человека. И это при том, что серьёзные, неангажированные учёные, во-первых, отвергают катастрофичность воздействия человека на климат; во-вторых, убедительно показывают, что надвигается не глобальное потепление, а глобальное похолодание. НАСА подтвердило нарастающее снижение числа и активности солнечных пятен, что говорит о наступающем похолодании. Периоды похолоданий всегда связаны с уменьшением урожайности сельскохозяйственных культур, пиком цен на сельхозпродукты, а следовательно, с угрозой голода. А теперь представим: в соответствии с кампаниями дезинформации со стороны ультраглобалистов, ориентированными на глобальное потепление, реализуется целая программа мероприятий, и тут наступает глобальное похолодание. Результат очевиден — широкомасштабный голод.

Теперь такое испытанное в качестве меры против пандемии средство, как локдаун, может использоваться и как мера борьбы с «антропогенным загрязнением природной среды». Например, в конце прошлого года в Нью-Дели был введён локдаун, но не из-за коронавируса, а в связи с загрязнением воздуха. Общие результаты всё те же — удар по экономике, прежде всего по малому и среднему бизнесу. А ведь крайне неблагоприятная экология, смог и другие «прелести» — это повседневная, можно сказать, имманентная черта практически всех мегаполисов Юга: Лимы, Боготы, Мехико, Лагоса, Карачи, Дакки и других. А это значит, что климатические локдауны для них вполне реальны. Если для богатого Севера с его экологически более или менее благополучными (по мировым меркам) большими городами локдаун легче обосновать эпидемически, то для бедного Юга «климато-экологический» резон представляется намного более убедительным.

По какому бы из трёх направлений разрушения старого и создания нового мирового порядка: глобофашизм — биологическое изменение человека («био-»), «зелёная повестка» («эко») или цифровизация («техно-»), — ультраглобалисты ни двинулись (скорее всего, по трём сразу, меняя соотношение в зависимости от обстоятельств), классовая суть от этого не меняется. Особенность запланированного ими посткапиталистического строя заключается в том, что его производственные, социальные отношения и характерные для него отношения неравенства не просто предполагают, а требуют изменения биологической природы человека. Неслучайно Шваб специально подчеркнул отличие рекламируемой им «четвёртой промышленной революции» от трёх предыдущих. Он заявил, что если первые три промышленные революции — это то, что мы (вы) делали с миром, то четвёртая — это то, что делают с вами. И далее: «Если вы принимаете что-то внутрь и становитесь генномодифицированным, то меняется ваша идентичность». Вот она, мечта трансгуманистов — они хотят закончить эпоху людей. Мне это напоминает то, как во «Властелине колец» сначала Саруман, а затем орк Готмог радостно восклицают: «Закончилась эра людей! Наступает время орков!»

Кстати, «орков» не должно быть много. Одна из задач ультраглобалистов — резкое сокращение населения планеты. Программа-минимум — 3 миллиарда. В 2021 году Роберто Чинголани, научный директор Итальянского технологического института в Генуе, с 2021-го — министр экологических преобразований в правительстве ультраглобалиста Марио Драги, в интервью журналу Corriere Quotidiano заявил: «Планета была рассчитана на 3 млрд человек, нас слишком много, мы паразиты» (я благодарен Екатерине Коваленко, обратившей моё внимание на это интервью).

Как тут не вспомнить покойного мужа Елизаветы II герцога Эдинбургского, который не раз заявлял, что в другой жизни он хотел бы вернуться на Землю смертоносным вирусом с целью сокращения избыточного населения. Ну а программа-максимум — это уже не миллиарды, а 500 миллионов.

Ясно, что пока существует Россия, все эти планы не могут осуществиться полностью, даже в том случае, если верхушка РФ под какими-то из этих планов частично подписалась бы. Для «полностью» ультраглобалистам нужно эксклюзивное обладание ядерным оружием. А этого у них нет. Ядерное оружие есть и у России. Впрочем, у России есть и всегда было много других сюрпризов для врага. Здесь мы возвращаемся к конфликту на Украине. Долгосрочная сверхзадача Постзапада в нём — окончательное решение русского вопроса. Без этого, без их победы, а нашего поражения на Украине новый мировой порядок у них не вытанцовывается. Так сложились исторические векторы, что на Украине решается судьба нового мирового порядка ультраглобалистов. И они это прекрасно понимают.

В апреле нынешний наследник британской ветви Ротшильдов (заклятых врагов России, кто бы ею ни правил: Романовы, Сталин, Путин), Натаниэль Ротшильд, обратился с посланием к членам правительства Великобритании. В нём он назвал Путина самым опасным человеком со времени поражения Гитлера (the most dangerous man since the defeat of Hitler), следующим за ним — Си Цзиньпина (кстати, статья о Путине удалена с веб-сайта Всемирного экономического форума). ««краина, — продолжает Ротшильд, — это нечто настолько сущностно важное (essential piece), что мы не можем себе позволить проиграть на геополитической шахматной доске. …Мы не должны питать иллюзий: если мы позволим Владимиру Путину захватить Украину, это станет сигналом нашим врагам — Ирану, Китаю и Северной Корее, тем более что мы ничего не сделаем, когда столкнёмся с наступлением этой силы. По сути, то, что сегодня мы отказываемся от военных действий, означает, что наш глобальный проект мёртв (is dead on its feet). Я настаиваю (urge), что вы должны развернуть больше сил против России и её прокси, интенсифицировать «информационную войну», чтобы скорректировать общественное мнение, и отправить оружие нашим друзьям на Украине. Без Украины глобальный порядок может и не выжить (might not survive)».

В этом послании четыре важных момента. Во-первых, хозяин даёт указание его высокопоставленным (им поставленным высоко) клеркам активизировать военные действия против России. Во-вторых, Россия, путём приравнивания Путина к Гитлеру, объявляется Ротшильдом врагом мира (под «миром» имеется в виду подконтрольная ультраглобалистам часть планеты), а потому против неё оправданы любые действия. В-третьих, победа над Россией мыслится как военная со всеми вытекающими последствиями. В-четвёртых, и это самое главное, Ротшильд считает, что в боях на Украине решается — ни много ни мало — судьба глобального порядка во главе с Западом, и победа России может привести к тому, что этот порядок в результате не выживет — «Всё пропало: гипс снимают, клиент уезжает».

Ротшильд, один из хозяев мировой игры, лишний раз, причём с очевидной долей истеричности, откровенно и не скрываясь, продемонстрировал: на Украине мы, Россия, воюем не столько с укронацистами, сколько с Постзападом, со строящимся им (запланированно — на наших костях) новым мировым порядком, из которого нас нынешние буржуины, как когда-то Гитлер, хотят стереть ластиком Истории.

Мы снова оказались словно в 1941 году. Опять нацисты, только уже не немецкие, а украинский сброд, необандеровцы; опять англосаксы, науськивающие их под радостные ухмылки евросоюзовцев, которых мы отделали в 1945 году, этих недобитков гитлеровского Еврорейха. Ясно, почему вся эта наследующая нацизму мразь так хочет затереть 9 мая — нашу Победу. Потому что это победа над ними, над их отцами и дедами, которые не просто легли под Гитлера, но служили ему и либо работали на его победу, как чехи на «Герман Геринг верке» (довоенная «Шкода», треть танков для Восточного фронта были сделаны там), либо явились в составе нацистских орд на нашу землю (венгры, финны, прибалты, румыны, испанцы, итальянцы, французы — каждой европейской твари по паре), чтобы в ней и остаться. И оставить потомкам ненависть к русским с попыткой повторить Drang nach Osten. Вот они и пробуют. Я уверен, что закончится всё так, как в истории о Мальчише-Кибальчише: «И в страхе бежал разбитый Главный Буржуин, громко проклиная эту страну с её удивительным народом». Работайте, братья!

Ну а нам, одновременно с решаемым на фронте главнобуржуинским вопросом, надо здесь, в тылу, мирным информационно-финансовым способом окончательно решить плохишский вопрос.

Реклама

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ