Вместо обесценивающихся фантиков — золото и криптовалюта. И наш комментарий

Вместо обесценивающихся фантиков — золото и криптовалюта. И наш комментарий

0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Автор — Константин Двинский

Несколько дней назад мы рассказывали о научной статье руководителя рабочей группы Научного совета РАН по комплексным проблемам евразийской экономической интеграции, модернизации, конкурентоспособности и устойчивому развитию Алексея Муратова о создании первого в мире государственного майнингового пула.

В документе также содержится достаточно интересный и дискуссионный проект замены золотовалютных резервов России на золотокриптовалютные

Разберём всё по порядку:

Золото является нашим неоспоримым ресурсом и конкурентным преимуществом перед другими странами. Россия — один из крупнейших производителей золота в мире. Но, вместо того, чтобы пользоваться этим ресурсом, мы его бездарно проедаем.

А все потому, что в апреле 2020 года Центробанк резко прекратил скупку золота на внутреннем рынке. Никаких объяснений подобному радикальном шагу в ЦБ не предоставили.

В результате из России начался массовый вывоз этого драгметалла. И объем за эти неполные два года достиг сотен тонн. В основном золото отправляется в Лондон — к нашему злейшему геополитическому противнику.

Ситуация доходит до абсурда. Даже союз золотопромышленников России, которому нет разницы, отправлять золото Центробанку или же за рубеж. В своей статье Алексей Муратов предлагает увеличить долю золота в общем объеме резервов до 50%.

Впрочем, на наш взгляд, нет необходимости устанавливать какую-либо планку. Центробанку нужно просто выкупать абсолютно все золото, которое производится на внутреннем рынке.

Делать он это может, просто печатая рубли. Фактически наши ЗВР будут расти из воздуха. Просто потому, что у нас есть золото, в то время, как другие страны не обладают этим преимуществом и закупают драгметалл за валюту.

Идём дальше. Вторую половину резервов Муратов предлагает перевести в криптовалюту. В частности, в биткоин. Для понимания сути, необходимо ознакомиться с нашей первой частью материала. В случае создания государственного майнингового пула Россия может контролировать все операции с биткоином. Эмиссия биткоина ограничена 21 млн монетами. В отличие от фиатных валют, которые можно печатать неограниченно. В тоже время спрос на биткоин постоянно растет, что означает перманентный рост стоимости.

В том случае, если Россия объявит о хотя бы частичном переводе резервов в криптовалюту и начнет закупать биткоин за обесценивающиеся доллары и евро, стоимость битка моментально пойдет вверх. Здесь же помним про то, что в это время уже должен работать государственный майнинговый пул.

Таким образом, объем ЗВР (или уже ЗКР) России будет расти не только на пополнении физических объемов, но и на увеличении стоимости.

Соответственно, Россия сможет пополнять свои резервы из воздуха. Это касается как скупки золота на внутреннем рынке за рубли, так и майнинга биткоина. Но многие скажут, что нужна же нам фиатная иностранная валюта (те же доллары и евро). Разумеется.

Но при подобной схеме иностранное финансирование можно привлекать под обеспечение золотом и криптовалютой. В последнем случае это еще является и защитным механизмом обхода санкций. В настоящий момент действует запрет на первичное приобретение российского внутреннего долга американскими юридическими и физическими лицами. Высока вероятность того, что новые санкции коснутся и «вторички». Однако криптовалюта обесценивает подобные усилия американцев.

С нашими золотовалютными резервами нужно, определенно, что-то делать. Набиуллина на пару с Силуановым набивают всевозможные фоны девальвирующейся иностранной валютой, держа золото на уровне в 20-22% от общего объема ЗВР. Дальше такое продолжаться не может.

Комментарий от Кто есть кто в Сибири

И снова «золотой миф»?

В мифологии многих народов есть сказания о «золотом веке», давно утраченном прошлом, когда все было лучше, чем сейчас – небо синее, трава зеленее, водка была вкусней, а девушки сговорчивей.

Увы, это только мифы. Однако же очень живучие. И наше, насквозь до уныния просвещенное время ничуть от мифологии не избавилось. В том числе и от мифов «золотого века».

Константин Двинский на сайте Информационного агентства «Аврора» добросовестно излагает очередную версию современного звучания этого мифа. В его изложении это выглядит так: «Вместо обесценивающихся фантиков – золото и криптовалюта».

Автор ссылается на статью (отчего-то названную «научной») о «создании первого в мире государственного майнингового пула». Уже сама по себе тема откровенно «кричит» о полной несовместимости с какой-либо наукой. И даже не потому, что сам по себе «майнинг» не более «научен», чем похождения незабвенного Сергея Мавроди. А просто потому, что это вообще не тема для науки. Любой. Кроме, может быть, криминалистики.

Далее автор упоминает «проект замены золотовалютных резервов Росси на золотокриптовалютные». Интересно, если бы автор сунулся с подобным «проектом» к министру финансов (любой страны в любую эпоху – хоть к Силуанову в Российской федерации, хоть к Сергею Виттте в Российской империи, хоть к «сталинскому наркому» Звереву в СССР) – его бы просто вежливо попросили выйти вон, или все же спустили бы с лестницы?

Первое, конечно – это типичное для обывателя (но совершенно невозможное для специалиста) преклонение перед «золотыми резервами», вообще обожествление золота, придание ему неких магических свойств. Ах, какие нехорошие эти «бумажные фантики», давайте поменяем их на желтые блестяшки.

И невдомек автору, что вот уже около полувека золото вообще не является деньгами. Нигде. И произошло это более чем не случайно, и вовсе не по чьей-то злой воле. А просто в силу крайней необходимости покончить, наконец, с этим «золотым безобразием».

Да, когда-то золото действительно было материалом для изготовления денег. Не только и не столько золото, впрочем. Изначально и очень долгое время деньгами были, например, ракушки-каури. В России их звали «ужовки», и они оставались в обращении до XIX века. В других странах деньги делали из меди (древний Рим – первая их монета называлась «асс», и делалась из меди, как и оружие и инструменты). Или из железа (дневнегреческие «оболы» — по сути, просто железные прутки, горсть которых, «драхма» по-ихнему, дала название современной греческой валюте).

Крупнейшая экономика мира древности и Средневековья – Китай – тоже обходился без золота. Его монеты – «чохи» — отливались из железа или бронзы. То есть из тех же материалов, что использовались для изготовления инструментов и оружия.

Кстати, именно китайцы, еще почти 2 тысячи лет назад, стали использовать в роли денег «фантики». Ну, как только научились делать бумагу в промышленных масштабах. А вот золотых денег в Китае не было. Никогда.

В соседней Японии денежная система копировала китайскую. Аналог китайской монеты у японцев назывался «мон» (интересное созвучие, правда?). Тысяча мон, нанизанных на веревочку (для чего в монах и китайских чохах делалась дырочка) называлась «каммон».

С некоторых пор в качестве материала для денег стали использовать и золото, и серебро. Но это ни в коем случае не вытеснило из оборота медь, железо и бронзу (где уж как сложилось традиционно). Правда, возникла проблема – как исчислять соотношение между деньгами из разных материалов. Возникли целые корпорации «менял», специалистов-экспертов по этому вопросу. В общем, тысячи лет разные деньги ходили одновременно и параллельно. Изрядно усложняя финансовую систему тогдашнего мира.

Европа несколько отстала от Китая в наведении порядка в финансах. Лишь ко времени Крестовых походов (XI-XIII века) рыцари Ордена Храма (Тамплиеры) создали систему векселей и безналичных переводов. Быстро подхваченную и развитую итальянскими купцами. Сразу же понявшими выгоду и удобство таких расчетов. Не надо тащить за тридевять земель увесистые мешки с золотыми или серебряными монетами. Привез арабскому или африканскому коллеге бумажку с указанием нужной суммой – и все в расчете. Важно лишь, чтобы этот заморский коллега был твердо уверен, что по этой бумажке он у другого купца приобретет все, что ему нужно.

Вот на этом – на доверии – от веку и всегда строилась и будет стоять финансовая система. Золото, серебро, бронза, бумажки с любыми картинками или электронные файлы – неважно. Важно лишь, чтобы те, кто пользуется деньгами, были уверены, что на них можно всё купить.

В 1823 году (и ни годом ранее!) впервые в истории возникает «золотой стандарт». Важно помнить: до того этого не было и в помине. Смысл «золотого стандарта» состоял в том, что Банк Англии по предъявлению бумажки достоинством в один фунт стерлингов обязуется выдать предъявитель один золотой соверен. Это должно было увеличить доверие в мире к британским финансам. Доверие и в самом деле увеличивалось. Но, надо полагать, не только и не столько из-за «золотого стандарта». А в основном потому, что Британия в ту пору была «мастерской мира». И делала что угодно – от пушек и ружей до столовых ножей и карманных часов. И все это продавала за фунты стерлингов. Бумажные. То есть бумажный фунт стерлингов был востребованной – и, следовательно, внушающей доверие – валютой. Любой китаец, малаец или перуанец знал, что если он свои ресурсы продаст за фунты стерлингов – он на них купит что угодно. Что это и есть – деньги.

Но «золотой стандарт» был не во всем мире. И даже там, где был – возник не сразу. В США, например, его фактически не было до начала ХХ века. Там чеканились в небольшом количестве золотые монеты в 2, 3 и 5 долларов. Но в основном «для престижа» — мол, мы тоже могём. В основном же в США ходили серебряные доллары (в том числе и мексиканские – да-да, мексиканская валюта в США свободно обращалась до Гражданской войны, да и потом ее не запрещали в обороте). И, разумеется, «фантики», бумажные доллары. Очень быстро ставшие преобладающим платежным средством.

К ХХ веку «золотой стандарт» приняли большинство стран мира (кроме Китая, впрочем – там его никогда не было). Ничего хорошего из этого не получилось. Одной из последних, в 1897 году, «золотой стандарт» приняла Российская империя. Что мгновенно привело к массированному «бегству капиталов» — выводить прибыли стало намного удобнее. Об этом, к слову сказать, в 1905 году подробно написал в своей книге «От разорения к достатку» офицер Генерального штаба Императорской армии Александр Нечволодов. Он буквально на пальцах расписал, как происходит отток денег из России – и оценил его масштаб примерно в миллиард тогдашних рублей ежегодно. Это, кстати, даже больше современного уровня. Хотя, может быть, тогда было просто больше чего вывозить.

При этом – обратите внимание – Россия в конце XIX века была мировым лидером по добыча золота. После многовековых поисков наконец-то были найдены богатые месторождения – сперва на Южном Урале, потом на Алтае, в Енисейском крае и особенно в Иркутской губернии и Забайкалье. Но, как видим, финансы Российской империи это «конкурентное преимущество» ничуть не спасло. Россия не вылезала из жутких долгов, и это в конце концов привело ее к банкротству. Хотя и не к настолько феерическому, как позже Советский Союз.

Уверен, всего этого не знает Константин Двинский. Который как раз и упоминает это мифическое «конкурентное преимущество», которое якобы надо «использовать». Увы. В Средневековье лидером по добыче золота была Западная Африка, в частности, королевство Мали. Когда султан Мали Манса Муса поехал в Мекку, он с собой взял караван, груженый золотом. И прибыв в Каир, буквально «обрушил» финансовую систему не только Египта и Восточного Средиземноморья вообще, но и всей Европы. Правда, это обилие золота не сделали Мали богатой и развитой страной. И до сего дня она относится к самым нищим странам мира.

Позже, в еще более крупных масштабах, подобное повторилось с открытием Америки. Испанцы навезли в Европу столько золота, что золотые флорины и дублоны обесценились в несколько раз. Что и вызвало, в том числе, масштабный кризис и последовавшие за ним революционные потрясения – от церковной Реформации до Английской революции.

Кстати, для самой Испании это «конкурентное преимущество», в виде огромного запаса золота, принесло изрядный вред. Имея у себя изрядное количество золота, вывезенного из колоний, Испания начисто забросила развитие собственной промышленности. И очень быстро отстала не только от соседней Франции или Италии, но и от недавно еще диких Германии и Англии. У которых золота не было. Но было желание заработать денег своим трудом. Что они, как мы знаем, и сделали.

«Золотой стандарт» продержался менее столетия. С 1823 по 1914 год. С началом Первой Мировой войны он повсеместно был отменен. После войны его пытались восстановить. Скажем, Британия. Получилось неважно. Для этого им пришлось брать огромные займы в США. Американцы, в свою очередь, решили в этом поучаствовать, и щедро снабжали британцев займами – не сильно задумываясь, что для этого им надо печатать свои доллары во все бОльшем объеме. В конце концов эти игрища с «золотым стандартом» (не только, конечно, но и они в значительной мере) привели США к Великой Депрессии 1929 года. Кстати, Британия первой в мире отказалась от «золотого стандарта» — в 1930 году. И пережила Великую Депрессии с наименьшим для себя ущербом, куда легче тех же США.

До 1944 года единой валютной системы в мире не было вовсе. Если Британии надо было что-то купить в США – платить надо было долларами. Если СССР что-то хотел купить в Германии – надо было рассчитываться рейхсмарками. И так далее. Более-менее была связность в рамках колониальных империй (например, покупая в Индии, можно было платить фунтами, канадскими долларами или рупиями Сингапура – и соответственно в Британии тоже можно было рассчитываться любой из этих валют). Но это, в свою очередь, вело к разрыву мировой торговли. И было всем неудобно.

Главным итогом Второй Мировой войны было создание мировой финансовой системы. 16 ноября 1944 года в курортном городке Бреттон-Вудс, США, было заключено соглашение Объединенных Наций, воюющих против гитлеровской Германии. Оно известно как «Бреттон-Вудская система» (БВС, сокращенно). Во время обсуждения было два проекта. Первый выдвинул британский представитель, Нобелевский лауреат Джон Мейнард Кейнс. Он предлагал создание международной валюты «банкор», которая должна стать «эталоном» для всех остальных. Его оппоненты – глава Казначейства США Генри Моргентау и его заместитель Гарри Декстер Уайт – предлагали создание в качестве «эталона» пул валют из доллара США и британского фунта стерлингов, привязанные к золоту в жесткой пропорции 35 долларов за унцию. Именно позицию США со всем рвением поддерживала тогда делегация СССР. А самих Моргентау и особенно Уайта после войны обвиняли (да и сейчас обвиняют иной раз) в том, что они были «агентами СССР» (Олег Гордиевский прямо так и пишет, что НКВД завербовал Уайта еще в 1936 году).

БВС действовала несколько десятилетий, и стала удобной для быстрого восстановления мировой экономики после крайне разрушительной войны. Уже через 10 лет после окончания войны не только страны-победители, но и разбомбленные до основания Германия и Япония полностью восстановились и превзошли довоенный уровень производства. Быстро восстановился и разоренный войной СССР, хотя он вошел в БВС со своими оговорками (из-за чего его восстановление было не столь успешным). Но привязка к золоту и тут сыграла свою негативную роль. Она сдерживала дальнейшее развитие, и создавала массу неудобств – и самим США, и всему остальному миру. Есть мнение, что «диверсия» президента Франции Де Голля, который бомбардировал Казначейство США «бумажками», требуя поменять их на золото, была как раз вызвана необходимостью отказаться, наконец, от архаичного и никому не нужного рудимента «золотого стандарта».

В 1976 году, наконец, это было сделано. На Ямайской конференции золото окончательно было «демонетизировано», то есть лишено денежных функций. Отныне это поделочный материал, сырье для электронной промышленности и ювелирки. Оно, конечно, как всякий прочий товар имеет свою цену. Которая котируется на товарной бирже, и меняется по мере востребованности этого товара (например, китайскими производителями смартфонов). С этого времени и до сего времени «денежным эталоном» стала «валютная корзина», из доллара США, фунта стерлингов Британии, франка Швейцарии, французского франка, германской дойчмарки, голландского гульдена и японской иены. В 2002-м году французский франк, дойчмарка и гульден заменены интегральной европейской валютой евро. А с 2014 года в «корзину» включен еще китайский юань.

То есть критерий понятен. «Корзину» составляют, во-первых, валюты самых развитых стран. Во-вторых – валюты, имеющие положительную «кредитную историю». Доллар США и фунт стерлингов (обоим им примерно по 200 лет) никогда за свою историю не сваливались в гиперинфляцию. Никогда их курс не «валился» со скоростью в сотни процентов ежегодно. На сегодняшний день это самые стабильные валюты в мире. С валютами Франции, Германии, Японии подобное бывало. Но давно, и после войны, разобравшись с проблемами восстановления, эти страны уже научились вести грамотную финансовую политику. Вроде бы. Швейцарский франк выбран по тому же критерию, что и доллар с фунтом – старая надежная валюта. А иена и юань заработали себе авторитет за последние полвека.

И золото здесь попросту не нужно.

Еще веселее, когда Константин Двинский начинает рассуждать за «криптовалюты». Ей-Богу, из патриотизма ему бы стоило потребовать реанимации «мавродиков»! Все же это наше, российское достижение! Но, если серьезно – пусть Константин Двинский пойдет в магазин, и на биткойны купит буханку хлеба. Или бутылку водки. Лишь тогда – когда биткойн станет платежным средством, признаваемым в каждой лавке – его можно будет считать деньгами. Но не раньше. А, поскольку биткойн (как и золото, кстати) деньгами не являются – кому и с какого перепугу могут понадобиться «золото-криптовалютные резервы»? Что тут «резервировать»? С тем же успехом можно создавать «резервы» из каменного угля. Или – еще лучше – из водки. А что, «жидкая валюта – самая твердая в мире».

Лучше всех, понятнее всех сказал на эту тему еще 200 лет назад Николай Михайлович Карамзин. «Если правительство будет с нас брать подати сосновыми щепками – мы и сосновые щепки будем считать деньгами». Ни убавить, ни прибавить. Именно так: лишь востребованность валюты определяет ее курс и стабильность. Но ни в коем случае не материал, из которого изготовлены символы этой валюты. Золото или ракушки, сосновые щепки или кедровые шишки – совершенно неважно. И, если кто-то думает, что за счет своих золотых приисков он достигнет развития экономики и всеобщего богатства – остается лишь пожалеть того, кто отягощен столь примитивным невежеством.

Михаил Кулехов

Продолжение следует

Реклама

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ