«Картина мира» Михаила Кулехова. Или, если бы Навального не было

«Картина мира» Михаила Кулехова. Или, если бы Навального не было

0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Сегодня словосочетание «российская оппозиция» прочно рифмуется с именем «Навальный». Общее место – что Алексей Навальный единственный оппозиционер, что он самый дееспособный, самый популярный, самый-самый… что угодно. Единственный конкурент Путину, выразитель чаяний и мнений народных, и так далее, и до бесконечности. 

Общаясь с Алексеем Навальным уже дюжину лет (примерно с 2007-го, мы с ним тогда синхронно – он из Москвы, я из Иркутска – расследовали «дело трубопровода ВСТО»), я уже тогда составил общее впечатление о том, с кем имею дело. И за прошедшие с тех пор годы это впечатление подтвердилось полностью.
Но, тем не менее, усилия Алексея Навального не проходят даром. И вот уже мой старый друг Михаил Зимин реагирует на его «политические амбиции», в своем материале «Картина мира Алексея Навального». А значит – его деятельность приносит плоды. Значит, даже серьезные обозреватели начинают воспринимать его всерьез.
***
Честно говоря, окончательно свое мнение о пресловутых «амбициях» Навального я составил в период выборов президента 2018 года. Пожалуй, предвыборная кампания Алексея Навального была самой шумной, самой активной, самой-самой.. самой фальшивой, наконец. Почему «фальшивой»?

А давайте разберемся

Напомню: к этому времени у Алексея Навального было ДВА действующих условных приговора – по разным делам, но по одной и той же статье УК РФ – статья 160-я, «Присвоение или растрата». Оставим в стороне, что вообще-то само то, что имея уже один действующий условный приговор, он через пару лет по совершенно другому случаю получает еще один… и снова – условный. Ну, чего в жизни не бывает, да? Но, согласитесь, это не каждому дано. Средневзвешенный гражданин РФ по «второму заходу» получает уже приговор реальный, к которому приплюсовывается неотбытый прежде условный срок. Ну да ладно, не будем учить жизни российских судей. Не посадили, и хорошо.

Но – и это никакой суд уже обойти не в состоянии – на период президентских выборов у Алексея Навального было, еще раз, ДВА действующих уголовных приговора. Что автоматически лишало его самой возможности зарегистрироваться кандидатом на выборы не то что президента – хотя бы и депутата поселковой думы. Будучи юристом, не знать этого Навальный не мог.

Что он делает? Он убеждает своих сторонников, что Европейский суд «отменил» его приговоры, и только Верховный суд РФ противится «восстановлению справедливости». Но, слава Интернету, база данных Европейского суда на русском языке доступна. И не составит труда любому интересующемуся поглядеть на постановления Европейского суда по «делу Навального против России». По одному и по второму.

И увидеть следующее. Да, Европейский суд отметил, что статья 160-я УК РФ, по которой Навальный получил оба своих условных приговора, сформулирована нечетко. И при желании по ней можно осудить любого предпринимателя, имеющего дело с государственным или муниципальным бюджетом, с государственным или муниципальным имуществом. Но Европейский суд не полномочен править национальное законодательство – он лишь может обратить внимание законодателей на нечеткость формулировок. Что он и сделал. За исключением же этого обстоятельства Европейский суд не усмотрел нарушений прав подсудимого и приговор, ему вынесенный, НЕ ОТМЕНЯЛ.

Будучи юристом, Навальный не понимать этого не мог. Тем не менее своих сторонников он, грубо говоря, обманул. Нет, приговор ему не отменили. Нет, Верховный суд РФ не противостоял Европейскому суду. А, значит, шансов быть зарегистрированным в качестве кандидата в президенты у Навального было ровно ноль. И то, что своим сторонникам он утверждал иное – ставит большой и жирный крест на версии о его президентских амбициях.

Он ЗНАЛ, что не будет участвовать в президентских выборах. Знал, но скрыл это от сторонников. Вывод? Вывод в том, что говоря «Алексей Навальный хочет стать президентом», мой друг Михаил Зимин введен в заблуждение. И транслирует заведомо неверную версию. Неверность которой – как уже показано – выявляется буквально «на раз».
***
И тут бы поставить точку. Поскольку, за этой в общем-то частностью у меня нет в отношении Алексея Навального с Михаилом Зиминым расхождений.

Но Михаил Зимин к чему-то стал анализировать то, что он назвал «экономической программой Навального». Ну, пусть так, пусть «программа». Но тут уже и сам Зимин впал, так сказать, в непонятки.
И, со всеми реверансами и экивоками, давайте с ними разберемся.
Цитирую Зимина:
Есть абсолютное доминирование т.н. «системных либералов» (ЦБ, экономический блок правительства). Центральная фигура которых — Эльвира Набиуллина, четко выполняющая все инструкции МВФ.
Ну, во первых. Нет в природе «инструкций МВФ». Как явления. Есть рекомендации МВФ, которые он дает – внимание, следите за руками! – тем, кто просит у МВФ кредиты. Скажем, какая-нибудь Руритания, оказавшись в финансовом кризисе и гиперинфляции, просит у МВФ кредит на исправление своего платежного баланса. Вот тут МВФ (как всякая кредитная организация) свои условия, естественно ставит – чтобы иметь шанс получить свои деньги по займу обратно.

Но вот к России это уже давным-давно не имеет касательства! Вот уже два десятка лет Россия не берет займов у МВФ. А раз не берет – то не имеет даже шанса услышать даже самые необязательные рекомендации. Не говоря уж про какие-то мифические «инструкции». Которых – еще раз! – никто и в глаза не видел.

Цитирую далее:

Сейчас инвесторы (после подписания Россией соглашения с МВФ) могут быть только западными.

С чего то взято? Где это написано? Нет такого слова в этой букве! Нет такого соглашения, тем более с МВФ (который, вообще-то, к инвестициям имеет такое же отношение, как чукча Вася к константинопольскому императору Василию Великому).

Я, скажу честно, понимаю, откуда здесь «растут уши». Это просто цитата из Михаила Хазина, который на своих семинарах регулярно утверждает, что Вашингтонским консенсусом предписано пользоваться только иностранными инвестициями, и ни боже мой – не своими внутренними.

Но, извините меня, Михаил Хазин в данном случае заводит козу за березу. А попросту – говорит неправду.

Смотрим, что такое Вашингтонский консенсус:

Вашингтонский консенсус был сформулирован английским экономистом Джоном Уильямсоном в 1989 году как свод правил экономической политики для стран Латинской Америки.

Ну, мы как бы маленько совсем не Латинская Америка. Но да ладно, не будем придираться.

«Вашингтонский консенсус» включает набор из 10 рекомендаций:

  • Поддержание фискальной дисциплины (минимальный дефицит бюджета);
  • Приоритетность здравоохранения, образования и инфраструктуры среди государственных расходов;
  • Снижение предельных ставок налогов;
  • Либерализация финансовых рынков для поддержания реальной ставки по кредитам на невысоком, но всё же положительном уровне;
  • Свободный обменный курс национальной валюты;
  • Либерализация внешней торговли (в основном за счет снижения ставок импортных пошлин);
  • Снижение ограничений для прямых иностранных инвестиций;
  • Приватизация государственных предприятий и госсобственности;
  • Дерегулирование экономики;
  • Защита прав собственности.

Прочитали? А теперь скажите мне – пальцем покажите! – где тут про обязательство пользоваться ТОЛЬКО иностранными инвестициями? Слово «инвестиции» вообще возникает лишь в пункте 7-м, и только в смысле НЕ МЕШАТЬ иностранным инвестициям, буде они появятся. А не появятся – там и пользуйтесь своими, кто бы был против.

К слову сказать, в пресловутом Вашингтонском консенсусе довольно много пунктов и из того набора, который предлагают «дирижисты» (по терминологии Михаила Зимина), Глазьев и Хазин. Например, насчет «невысоких ставок по кредитам» — это у Глазьева вообще центральный пункт во всех его публичных выступлениях. Да и вряд ли и Глазьев, и Хазин были бы против приоритетности здравоохранения и образования в государственных расходах, или фискальной дисциплины (то есть чтобы бюджетные средства не разбазаривали черт-те пойми куда и на что).

Не знаю, читал ли сам Хазин положения этого самого Вашингтонского консенсуса. Порой кажется, что не читал. Хотя вроде бы это и невероятно. А может, его просто отвращает само слово «Вашингтонский» — такое ш-ш-ипящ-щ-ее, явно вражеское слово, как у Макара Нагульнова из «Поднятой целины»: раз шипят, значит, на нас злобствуют. Но ведь так оно и выходит: Хазин в обоснование своего тезиса приводит источник, в котором ВООБЩЕ нет ничего из того, что он утверждает!

Никто не возражает против того, что Россия будет пользоваться своими инвестициям. Более того! От России именно этого и ждут. Любой китаец, японец, американец, британец – любой иностранец, которых зазывают как на ярмарку российские власти вот уже три десятка лет, первым делом спрашивает: а чего ж вы сами ни во что не вкладываетесь? Вы у нас просите инвестиций – а сами что? Денег нет? Ну, вот на «олимпиаду» у вас денег есть, на остров Русский – нашлись, на космодром Восточный, который, судя по всему, снова придется перестраивать – сколько угодно. На любую чушь, на любой очевидно тупиковый и безумный проект, на котором большими буквами написано «ВОРУЕМ» — деньги находятся, а инвестиций просите у Запада? Начните САМИ, а там и мы, глядишь, подтянемся.

Никто не против – ни Набиулина, ни Греф, ни Медведев, ни даже, не к ночи будь помянут, сам Чубайс – слова против не сказали того, чтобы инвестиции России пошли на развитие России. Им, если честно, до того и дела нет. Деньги, знаете ли, не пахнут. И нигде и ни разу никто из них и полсловом не обмолвился, что-де «нельзя внутренних инвестиций». Никто и никогда не сыщет ни одного слова кого бы то ни было из российского правительства или центробанка, кто был бы против внутренних инвестиций.

Никогда.

Поздравляю вас, гражданин, соврамши, — вслед за Коровьевым можем мы сказать и Навальному, и Хазину.

Моему же другу Михаилу Зимину, от всей доброй души и с наилучшими пожеланиями могу лишь посоветовать чуток повнимательней относиться к скороспелой болтовне разномастных персонажей из нашей российской политтусовки. Они, знаете, и не то еще ляпнут. Ну и зачем за ними всякий их пук непременно повторять?

Михаил Кулехов

Продолжение следует

Реклама

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ